Здесь спасают жизни детей

  • Print

Детское гематологическое отделение Омской детской клинической больницы известно далеко за пределами Омска. Здесь лечат детей с заболеваниями крови, среди которых самыми тяжелыми являются злокачественные новообразования – лейкозы. К сожалению, способов профилактики лейкоза не существует. Лейкоз, или лейкемия, – это заболевание кроветворной системы, когда костный мозг, вместо того чтобы вырабатывать нужные для организма клетки, начинает со страшной скоростью плодить и выбрасывать в кровь бласты – незрелые клетки, которые никогда не созреют и не смогут стать настоящими, являясь злокачественными по сути. Они постепенно вытесняют из крови рабочие клетки, и человек погибает.

  И всё же… Существуют особые методики и технологии лечения этого грозного недуга, новейшая медицинская техника, и, самое главное, врачи, грамотные, профессиональные, неравнодушные, ставящие препоны на пути лейкозов, дарящие юным пациентам шанс на выздоровление и дальнейшую полнокровную жизнь. К ним, бесспорно, относится заведующая детским гематологическим отделением ОДКБ, главный внештатный детский гематолог Министерства здравоохранения Омской области, отличник здравоохранения РФ Наталья Станиславовна Осмульская. Она пришла в отделение после окончания института, с 1995 года возглавила его и бессменно работает в стенах родной больницы вот уже не один десяток лет. За эти годы многие её пациенты уже выросли, создали свои семьи, растят детей. Кто-то пошёл по её стопам – стал врачом или учится в медицинском вузе.

 – Скажу честно: стопроцентной выживаемости при лейкозах еще не готова дать медицина ни одной страны мира – пока мы не можем перешагнуть 85-процентный барьер при лейкозах, – подчёркивает Наталья Станиславовна. – Но, тем не менее, уже выздоровевшие дети принимают участие во всех сферах жизни общества: учатся в вузах, работают, заводят семьи, детей, живут полноценно и ярко, причем без поддерживающей терапии. Они забывают о своей болезни. Материальные затраты, какими бы огромными они ни казались, дают высокие результаты выживаемости и, в конечном итоге, полного излечения – это и есть основная задача врачей всего мира. Можно и нужно не просто спасать жизнь, а спасать качественную жизнь – согласитесь, разница есть. Сегодня у нас уже 23 ребенка, рожденных от матерей, болевших лейкозом и лечившихся в нашем отделении.

 А ведь ситуация с лечением лейкоза не всегда была такой безоблачной: до середины 90-х годов 95 % детей умирали. Основными причинами низкой выживаемости являлись недостаточные возможности диагностической базы и отсутствие интенсивных протоколов лечения, сопроводительной терапии, трансплантации костного мозга. В результате онкогематологические заболевания были абсолютно фатальными. Так они воспринимались студентами, так оценивались работающими врачами, так виделись родителям больных детей.

 В последнее десятилетие после внедрения современных технологий и улучшения финансовых возможностей ситуация радикально изменилась. Логическим итогом стали следующие результаты: острый лимфобластный лейкоз – почти 82,3 % (ранее 5 %); острый миелобластный лейкоз – почти 56 % (ранее 0 %). По таким видам лейкозов, как острый промиелоцитарный и хронический миелолейкоз, считавшимися совершенно не излечимыми, – выживаемость 100%.

 Ежегодно в Омской области регистрируется 15 – 18 впервые выявленных случаев лейкоза. В стране каждые сутки фиксируется десять новых случаев онкологических заболеваний среди детей. У детей до пяти лет основной вид опухоли – это лейкоз. Но в целом проведенный специалистами гематологического отделения подсчет показывает, что за последние 15 лет увеличения заболеваемости лейкозами у детей нет: цифры колеблются от 3,5 до 4 на 100 000 населения. Впрочем, отсутствие бурного роста не говорит о том, что к данной проблеме не должно быть внимания. В первую очередь должны быть очень внимательны врачи-педиатры, им необходимо иметь онкологическую настороженность, ведь ранняя диагностика как минимум в полтора раза увеличивает шансы на благоприятный исход. Врача должны насторожить следующие симптомы: лихорадка неясной этиологии, боль в руках и ногах, повторные ангины раз в 5 – 6 дней, увеличение лимфоузлов. В основном риску лейкоза подвержены дети от 3 до 10 лет: именно в этот период формируется иммунная система. В группе риска находятся дети с некоторыми генетическими заболеваниями, например, с болезнью Дауна, Вискотта-Олдрича и др.

  Борьба с детским раком – дело коллективное

  Все диагностические и лечебные мероприятия для детей, больных лейкозами, проводятся в гематологическом отделении областной детской клинической больницы. Здесь проходят лечение дети и города, и села, с младенчества и до 18 лет.

 Бывают ситуации, когда пациентов отправляют в федеральный центр из-за необходимости трансплантации костного мозга либо выявленного редчайшего заболевания, которое требует генетического подтверждения на федеральной базе. Отделение работает с двумя федеральными центрами: имени Дмитрия Рогачева в Москве и имени Раисы Горбачевой в Санкт-Петербурге, поддерживает очень тесные человеческие и профессиональные контакты с профессорским составом, что позволяет в кратчайшие сроки решать вопросы о консультации пациентов.

 С 2000 года детская онкогематология в омском регионе курируется правительством Омской области. На лекарственные препараты и оборудование, помимо средств ОМС, финансирование поступает и из регионального бюджета. На детскую онкогематологию выделяется 40 миллионов рублей ежегодно, с учетом инфляции. Это достойные средства.

 И всё же, как считает Н. С. Осмульская, на фоне успехов современной науки лишь объединением бюджетных и внебюджетных источников финансирования можно достичь определенных результатов. Каждый случай лечения – это от 1,5 до 3 миллионов рублей. И никогда государство не сможет регламентировать всё и предусмотреть все траты. Даже в самых богатых странах мира детская онкогематология существует и развивается благодаря поддержке благотворителей и инвесторов. И это не только лекарства и оборудование – это ежедневный комфорт детей и родителей, особый эпидемиологический режим, досуг – достойное проведение праздников, дней рождения детей, лежащих в отделении.

 Есть у отделения и свои спонсоры, и свои жертвователи из числа крупных предприятий региона, а также благотворительных фондов.

 – Мы сотрудничаем только с тремя фондами – это «Русфонд», «Подари жизнь» и «Адвита», – рассказывает завотделением. – Все они полностью соответствуют моим принципам и критериям благотворительной помощи. Там не посылают деньги на счета родителей, оплата ведется по предоставленным счетам, финансовые потоки максимально прозрачны. Мне кажется, что фонды должны заниматься одним направлением (например, помощь детям с онкогематологическими проблемами, детям с опухолями мозга, с ДЦП и т. д.), а в попечительском совете обязаны быть не просто известные люди, а профессионалы своего дела.

 Высокую оценку омским специалистам детской гематологии дал замдиректора главного детского онкологического центра РФ, доктор медицинских наук, профессор Александр Карачунский:

 «Омские детские гематологи – высокопрофессиональные специалисты. Они лечат больных лейкозом детей самостоятельно, основываясь на европейских протоколах, и достигают серьезных успехов. Сегодня мы ставим перед российскими специалистами задачу: из 10 пациентов 8 должны быть вылечены. Омские специалисты уже вышли на заданный уровень. При этом они не стесняются  обращаться за консультацией  к специалистам Федерального центра детской гематологии, онкологии и иммунологии в сложных случаях. Мы охотно помогаем установить точный диагноз и определить такой курс лечения, который бы гарантировал максимальный лечебный эффект.  Хотел бы также подчеркнуть, что нет такого врача, который мог бы в одиночку вылечить больного раком ребенка. Должна быть команда единомышленников. И такую команду смогли создать в Омской областной детской больнице».

   Алла Ладан